Из жизни моей семьи

Категории: Рубрики » Наши земляки от 27-02-2019, 20:38, посмотрело: 91

Сосняком по откосам кудрявится 
Пограничный скупой кругозор. 
Принимай нас, Суоми - красавица, 
В ожерелье прозрачных озёр!

(музыка Д. и Д. Покрасс; слова: Анатолий Д'Актиль (Френкель).


 Летом 1944 года войсками Ленинградского и Волховского фронтов была освобождена территория Карельского перешейка от финских войск. В результате московского перемирия от 19 сентября 1944 года  Советскому Союзу отошла часть Карелии. Финское население, около 400000 человек, было вынуждено в спешном порядке покинуть Карельский перешеек, в связи с этим, остро встала демографическая проблема освобождавшихся территорий. За основу переселенческой политики советское государство взяло некоторые положения Столыпинской реформы начала 20 века: «Закон о переселении» от 6 июня 1904 г. и положение совета министров от 10 марта 1906 г. «О порядке применения закона 1904 года о переселении».

Начало переселенческому процессу на территорию Карельского перешейка положило постановление Государственного комитета обороны от 15 января 1945 года № 7326/с «О переселении хозяйств колхозников в районы Карельского перешейка, входящие в состав Ленинградской области».

Организацией переселения занимались переселенческие отделы. Для вербовки крестьян в различные районы СССР рассылались спецуполномоченные, главным образом в Вологодскую, Кировскую и Ярославскую области. Например, в 1945 году из прибывших на Карельский перешеек 1035 семей, 407 приехали из Ярославской области, 318 –  Вологодской и 310 –  Кировской.

Планы переселения семей определялись на высшем уровне и передавались для исполнения на места. Постановления совета министров СССР, РСФСР о сельскохозяйственном переселении обсуждались на заседаниях исполкома Кировского областного совета депутатов трудящихся, где принималось решение о переселении из Кировской области с развёрсткой плана по районам (с учётом баланса труда, наличия малоземельных колхозов). В области работу по переселению осуществляла комиссия под председательством заместителя председателя Кировского облсовета А. Г. Сокерина. В районах, выделенных для отбора переселенцев, создавались районные комиссии по переселению под руководством председателей райисполкомов. Функции районных комиссий: отбор переселенцев, оформление документов, выдача денег и переселенческих билетов.

Судя по документам, переселение в 1945 году было добровольным. В Опаринский райисполком от колхозников поступила масса заявлений. В основном это были большие семьи по шесть-девять человек. Одной из причин указывали тяжёлое материальное положение. В одном из заявлений можно было прочесть: «Жить дальше в колхозе нет возможности: тягловой силы нет, покосов недостаточно, почва тяжёлая и неплодородная».

Во время войны в Кировской области самыми неурожайными были 1942 и 1943 годы. Особенно страдали от голода крестьяне, сдавая всю сельхозпродукцию колхозов государству и выплачивая значительные натуральные налоги со своих хозяйств. Они не имели зарплаты. Не было денег для покупки питания. За трудодень получали от 10 до 100 гр. зерносмеси, а в некоторых колхозах и этого не было. Все колхозники жили за счёт своих личных подворий. Дополнительные приработки были возможны только на лесозаготовках или в сплаве леса по Моломе.

Своеобразный социально-экономический анализ причин голода в деревне провел Сергей Дементьевич Коряков, депутат одного из сельсоветов Кировской области, направивший своё письмо в совет министров СССР, как он сам писал – «по поручению колхозников». Он писал, что вернувшись из армии летом 1945 года, обнаружил, что более 70% хозяйств из пяти соседних колхозов вместо хлеба питаются суррогатом, состоящим на 40% из муки, а в остальном – из клевера, травы-кислянки, льняной мякины. «Этим же кормят и детей – пишет он. – С половины лета многие вынуждены покидать своё хозяйство и уходить на работу в лесную промышленность, чтобы прокормить себя и семью».

Из справки Опаринского райкома партии от 23 января 1942 года.

«Среднегодовой урожай 1941 года в центнерах с гектара. Задание: зерновые –10,5, выполнено – 6,6; картофель – 110,0, выполнено – 90,0; льноволокно – 3,5, выполнено – 1,4; семян клевера –1,5,  выполнено – 1,3».

(ГАСПИКО (Государственный архив Кироской области), ф.1290, оп.8, д.303, л.108-109).  

 Из справки управления НКВД от марта 1942 года в Кировский обком партии:

«Состояние животноводства в отдельных районах области находится в катастрофическом состоянии.

Колхозное животноводство с половины зимы 1942 года обрекается на истощение и падёж. Организуется массовый забой скота.

В Опаринском районе скот был на зиму собран в абсолютно неподготовленные скотодворы. Скот не обеспечен скотоместами, не имеет кормушек и привязи, стёкла в рамах выбиты и по скотодвору гуляет ветер.

РАЙЗО и руководство колхозов подготовкой к стойловому периоду абсолютно не занимались. В результате этого имеется чрезвычайно большой падёж крупного рогатого скота и лошадей. Так, в колхозе «Красный пахарь» из родившихся в 1941 году 66 телят пало 36 голов. Ягнят родилось 57 голов, пало – 47. Падёж телят получается на почве простудных заболеваний»

И на этом фоне, спасаясь от голода и разрухи, в Опаринском районе на переезд на новые земли завербовались несколько десятков многодетных семейств. В основном это были многодетные матери, крайне истощённые, не имеющие никакой квалификации. Многодетные семьи Шубиных, Бушуевых, Соколовых, Кузнецовых, Русских, Котельниковых, Жуковых, Веселовых, Кондаковых, Лаптевых, Плюсниных и другие  приняли решения о переезде на Карельский перешеек. Среди переселенцев были и мои бабушки: Мальцева Анна Елисеевна с 4 детьми из д. Мальцево Лукинского с\с и Гребенева Анастасия Даниловна с 5 детьми из починка Избновский (Кустовка) Опаринского района.

По сегодняшним меркам это был, как бы, переезд на постоянное место жительство в Австралию или Новую Зеландию. Ведь предстояло начать жизнь с чистого листа, привыкать к новым условиям жизни, заводить заново хозяйство, осваивать новую землю.

Советское государство предприняло ряд мер, которые стимулировали принять быстрое решение в пользу переселения. Для этого колхозникам были предоставлены льготы, как в местах выезда, так и в местах вселения. Желающим переселиться полагалось: списание недоимок по налогам и обязательным поставкам; пособие в 5 тысяч рублей; бесплатный проезд и перевоз скота;  выдача с колхозных ферм семьям, не имеющим скота, по корове, 2–3 овцы и 5 голов птицы, также сухой паёк.

 По месту вселения колхозникам полагалось: бесплатное выделение дома с надворными постройками (баня, колодец, сеновал, погреб, амбар, помещение для скота); предоставление приусадебного участка, размером 0,6–1 га;  ссуда – 8 тысяч рублей на срок в семь лет. Переселенцев обеспечивали промышленными товарами (три пары валенок, два тёплых платка, две шапки, одна пара кожаной обуви); продовольственными товарами по установленным нормам.

  Кроме того, колхозники освобождались на 1946, 1947 и 1948 годы от всех денежных налогов, страховых платежей и обязательных поставок государству сельхозпродуктов,  за исключением  поставок молока (независимо от наличия коровы в семье). Для большинства людей эти стимулы были достаточными для переселения.

Основным видом транспорта для перевозки стали поезда из вагонов – теплушек. Опаринские переселенцы были отправлены на ж\д станцию Киров-1, где формировался эшелон на Карельский перешеек. Начальник эшелона получал маршрутные книжки на горячее питание по ходу эшелона, который сопровождали врач, медсестры, ветеринарный врач. Перед отправкой все переселяемые прошли обязательный медицинский осмотр и санитарную обработку. Эшелон мог перевозить не более 120 семей, по 40 человек в одном вагоне. В его состав были включены: вагон для детей, изолятор, вагон-лавка. В самом вагоне, где находились люди, вдоль стен – двухуровневые нары по 2,5 м длинной. В середине вагона – печка-буржуйка. В центре висел фонарь со свечкой. Переселенцев кормили горячим обедом один раз в сутки. Вагоны в поездах были одинаковые, как для людей, так и для скота. В вагон для скота входило: восемь голов крупного рогатого скота, либо 20-40 голов мелкого рогатого скота или не более 8 т багажа.

Так выглядит вагон-теплушка Фото.

Погрузка переселенцев в вагоны

 

Железнодорожный состав, как грузовой и второстепенный, пускали не по главному пути Москва - Ленинград, а севернее, через Вологодскую область, город Тихвин, Ленинград и далее на Карельский перешеек. Конечным пунктом железнодорожного пути была станция Яски (до 1948 года  Яски,  Яаски,  Яскис).Теперь это посёлок городского типа Лесогорский  в Выборгском районе   Ленинградской области.   Входит состав   Светогорского городского поселения. Расположен на реке Вуокса, вблизи озера  Лесогорское, в 185  км к северо-западу от  Санкт-Петербурга.  

10 марта 1945 эшелон прибыл на станцию Яски. Прямо на ней семьи распределили по местам проживания. Военные из частей 23 армии помогли новосёлам доставить вещи к их новым домам. Для этого было выделено около 300 бойцов и 160 лошадей, которые сделали 950 рейсов.

 

Поселок Яски, фото 1943 года.

 

Железнодорожный вокзал станция Яски, финский вокзал сохранился до наших дней

Моих родных распределили в населённый пункт Янтула (теперь это Маслово).Никого из прежних хозяев они здесь не застали. Все финские постройки были в целости и сохранности. Боёв тут не было, потому что деревня стояла в стороне от больших дорог. Поэтому и разместились с комфортом. Дома тёплые, у каждого амбары, сеновалы, конюшни, погреба. Во многих из них были оставлены мебель, посуда, одежда, сараи с инструментом и садовым инвентарём, даже погреба с запасами. Всё чисто, убрано, будто хозяева только что вышли из дома и сейчас вернутся. Для русских жителей были очень непривычными большие финские кухни и довольно маленькие комнаты — их стремились функционально поменять местами; что-то достраивалось, что-то, наоборот, за ненадобностью разбиралось на дрова. Многие семьи селились по финским хуторам, хуторская система была им не новинку.

В течение месяца создали сельхозартель «Слава героям». По первым впечатлениям от нового места проживания и сравнивая с жизнью в Кировской области, переселенцы написали коллективное послание на Родину: «Как ленинградцы приняли нас на освобождённой земле».

 Письмо колхозников-переселенцев, прибывших из Кировской области в Яскинский район Ленинградской области

Товарищи, земляки-колхозники и колхозницы Кировской области!

По призыву партии и правительства мы выехали из родных вятских земель заселять освобождённые районы Ленинградской области. И надо признаться, что многих из нас тревожила мысль, как мы будем жить, и какие трудности мы встречаем – здесь, на новом месте, где ещё недавно хозяйничали немецко-финские захватчики и бушевала война.

Сейчас мы уже на новом месте и можем с радостью рассказать вам, дорогие друзья, как нас здесь приняли.

Наш эшелон прибыл на станцию Яски 10 марта с.г. Яски –  это пограничный район Карельского перешейка, снабжающий Ленинград электроэнергией, бумагой и прочей продукцией. Места здесь красивые –  много лесов и озёр, дороги хорошие. Тут же есть прекрасные возможности для развития колхозного производства, особенно овощеводства и высокопродуктивного животноводства. По всем признакам, земля плодородная, хорошие луга и пастбища. В каждой деревне большие скотные дворы и много хорошего сена –  клевера и тимофеевки.

Спасибо товарищам красноармейцам, нашим славным защитникам, за то, что заготовили для нас много хорошего корма для скота. Это поможет нам повысить удои.

Много разрушений совершили здесь фашистские захватчики. Но теперь опять кипит наша советская жизнь, полным ходом идёт созидательная работа. Для этого мы и прибыли сюда –  заселить Карельский перешеек.

Встретили нас очень хорошо, с музыкой и тёплым словом. Для людей были подготовлены  комнаты, натоплена баня, приготовлена горячая пища и чай. Вечером нам показали кино и концерт. С помощью воинских частей началась разгрузка и доставка нашего имущества в деревни Кивиниеми, Ярвенкюля, Маттила, Камппиля и другие. Это наши новые места постоянного жительства. Находятся они на расстоянии 5-20 километров от районного центра и железной дороги. Для доставки каждого колхоза было выделено достаточное количество транспорта – лошадей и автомашин.

Все мы получили хорошие дома с пристройками. Дома здесь большие и красивые, добротные, с тремя и даже четырьмя комнатами. Печи, окна и двери в полной сохранности.

Все было  сделано  для нашего приёма. Во многих местах даже были натоплены дома и заготовлены дрова. Государство выдало нам по 200 килограмм зерна на каждое семейство и 30 метров мануфактуры, мыло, керосин и прочие продукты.

Так началась наша колхозная жизнь на новой земле, недавно освобождённой от фашистских захватчиков. Так государство помогает нам устраиваться и создаёт  все условия для культурной и зажиточной колхозной жизни на новом месте. Нам же хочется трудом, честным, колхозным  ответить на большую помощь и поддержку, оказанную нам. Будем со всей энергией готовиться к весеннему севу и развивать колхозное животноводство. Скоро мы будем электрифицировать свои деревни, откроем школы, избы-читальни.

Спасибо товарищу Сталину за большую заботу о нашей колхозной жизни!

Спасибо ленинградским большевикам и их руководителю Алексею Александровичу Кузнецову за тёплую, хорошую встречу.

Подписали, по поручению колхозников Кировской области, переселявшихся в Яскинской район Ленинградской области, колхозник Шубинского колхоза Шубин С. А., колхозница Крюкова Е. Т., колхозница Ситникова, бригадир Черушников А. И.

.(аб-4 16.III.1945.(ЦГА СПб. ф.7179. оп.19. д.17. cc. 104-105).

Переселенцев в этот период сильно поддерживало командование 28 армии: есть письмо, которое подтверждает помощь переселенцам армейцами следующего содержания:«Начальнику штаба Ленфронта генерал-полковнику Попову; начальнику тыла Ленфронта генерал-лейтенанту Шилову; начальнику  погранвойск Ленфронта генерал-лейтенанту Степанову; Военному совету армии.

Государственный комитет обороны 15 января 1945 года  принял постановление о переселении в районы Карельского перешейка из Вологодской, Ярославской и Кировской области 1000 лучших колхозных семей. Прибытие первой партии колхозников ожидается в феврале 1945 года.

По приезду колхозников ГКО обязан подготовить жилые и хозяйственные постройки, обеспечить кормами скот и создать все необходимые условия для переселяемых.

При проверке населённых пунктов, в которых будут расселены прибывающие колхозники, оказалось, что большинство жилых домов и хозяйственных построек подверглось тем или иным разрушениям – выломаны полы, изъяты рамы, двери, стёкла, разрушены печи и кухонные очаги, причём факты разрушения имеются и сейчас.

Исполком Ленинградского областного совета депутатов трудящихся просит вас: дать указания воинским частям, расположенным в пунктах, подлежащих заселению или в районах этих пунктов, привести в порядок жилые и хозяйственные постройки ибезусловно прекратить разрушение; привести в проезжее состояние дороги и подъезды к населенным пунктам. Председатель исполкома Леноблсовета депутатов трудящихся Н.Соловьёв.

(ЦГА СПб. Ф.7179 оп.19 д.17).  

При приезде переселенцы увидели, что в округе много незаселённых финских хуторов. При их обследовании заглядывали в сараи, мастерские, кузницы. Кроме картошки, важным подспорьем оказалось для них и сено, набитое в сараи. Его заготовили финны и это подтвердили такие факты: когда этим кормом они стали пользоваться для привезённых с родины коров, то наткнулись на интересные находки. Во многих дворах в сено были упрятаны велосипеды, швейные машинки, соломорезки, другие полезные приспособления и инструменты! Некоторые из этих находок были умышленно испорчены. Местное финское население покидало эти места в спешке. С собой брали только самое необходимое, бросая всё, что мешало мобильному передвижению. Что-то прятали (делали так называемые «захоронки»). Ведь они были уверены, что это временно. Закапывали в землю столовую кухонную утварь (фарфор, серебряные столовые приборы), кидали в колодцы самовары и швейные машинки.

По весне, после схода льда, по берегам многочисленных озёр на мелководье было обнаружено много притопленных лодок. Чтобы они не всплывали, их нагрузили валунами и большими булыжниками. Переселенцы камни выбросили, откачали воду и использовали лодки для рыбалки.

Убранство финского дома.

Но финны, оставившие свои дома в спешке, начали нарушать границу – приходили взять то, что успели закопать и спрятать. Советских переселенцев не покидал страх, они боялись мести и расправы. И чтобы как-то обезопасить себя, каждую ночь вставали в оцепление (кто с вилами, кто  с топором) – охраняли границу. В первые годы пограничные наряды в любое время суток проверяли дома и хозяйственные постройки на предмет обнаружения нарушителей государственной границы или погранзоны.

Весной государство обеспечило посевным материалом колхозы Карельского перешейка. Урожай на удобренных финских полях был хорошим. Хватило на еду и на семена для будущего посева. В  1946 году  прибыл новый эшелон переселенцев. В  1947 году  новая волна переселенцев принесла на Карельский перешеек семьи из Вологодской, Владимирской, Ярославской, Кировской, Костромской и Калининской областей. Новым переселенцам уже не хватало домов, льгот, стали приезжать люди с другим мировоззрением, скорее потребительским. Старый финский жизненный (хуторской) уклад жизни  считать чуждым, враждебным и в результате, в 1950  году было принято решение в пользу развития сельского хозяйства в сторону овоще-картофельной и молочно-животноводческой базы для снабжения Ленинграда. По инициативе Смольного 22  марта 1950  года было принято постановление совета министров СССР «О мерах по организационно-хозяйственному укреплению колхозов пограничной полосы и прилегающих к ней районов Карельского перешейка Ленинградской области». Одним из наиболее важных мероприятий, предусмотренных данным  документом, было сселение хуторов, на заранее определённые места в центральные усадьбы колхозов. Это было началом конца многовекового сельского землеустройства данной территории на Карельском перешейке. Дома в хуторах разбирались и перевозились на центральную усадьбу. И теперь ещё в лесах Карельского перешейка можно встретить старые финские фундаменты, подвалы и сооружения неизвестного назначения, колодцы (правда, их засыпали хламом, в целях безопасности). Удивляет и хорошая их сохранность. Даже дороги, ведущие к ним, которые до сих пор не зарастают кустарниками, и мостики через ручейки, выложенные из гранитных блоков, по-прежнему функционируют.

При переселении на территорию Карельского перешейка, при наличии переселенческого билета, сразу выдавались паспорта СССР. На основании этого документа личности, можно было переселиться из колхоза в другой населённый пункт, но только в пределах погранзоны Ленинградской области.

В 1947 году мои близкие Мальцевы и Гребеневы воспользовались этим положением и переехали в город Каменногорск (на тот момент Антреа).  Финский  сахарный завод был переоснащён  в Каменногорскую бумажную фабрику. На это предприятие они устроились на работу, где стали получать фиксированную зарплату.

 

Каменногорская бумажная фабрика, 1947 г.

Каменногорск (до 1948 – Антреа, швед.  Saint-Andre, фин.  Antrea) – город в  Выборгском районе Ленинградской области. Расположен на берегах рекиВуокса, в 44 км к северо-востоку от районного центра города. В XIV-VII веках Антреа был главным административным центром карельских поселений на Вуоксе. До 1939 года торговый посёлок Антреа входил в состав  одноимённой волости Выборгской губернии Финляндии. Станция Антреа в истории независимой Финляндии стала известна тем, что 23 февраля 1918  года К. Э.  Маннергейм произнёс на ней свою речь «клятву меча». По автомобильным дорогам расстояние от Каменногорска до районного центра города Выборга составляет 44  км, до центра Санкт-Петербурга –180  км, до государственной границы с Финляндией – 28  км. В центре городе расположена станция Каменногорск  линии Выборг – Хийтола Октябрьской железной дороги.

Николай Мальцев.

От главного редактора: многие опаринцы уехали в то время в те места и думаю, что данный материал обязательно найдёт своих читателей. А может кто-то увидит фамилии своих родных. А от себя хочу добавить, Анастасия Даниловна Гребенева, бабушка автора статьи и моя тётя, сестра моего папы Николая Даниловича Гребенева.

В материале использованы документы, которые хранятся в фондах Государственного архива Кировской области, Центрального государственного архива в городе Санкт-Петербурге.

В этом финском доме с 1947 г. в г. Каменногорск с 1949 по 80-е г. жила моя тетя А. Ф. Мальцева. В похожий дом заселили семью Гребеневых в д. Янтула.Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи
Из жизни  моей семьи




(При использовании статьи ссылка на источник: http://oparino-iskra.ru/rubrik/zemlyak/480-iz-zhizni-moey-semi.html обязательна)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Защитный код против спама:
Введите код: *